Главная Новости Люди Станционный смотритель

Станционный смотритель

Быть всегда готовым – таков девиз начальника службы охраны труда и безопасности производства Смоленской ГРЭС Марса Зайнетдинова. Он пришел в компанию в марте, однако уже успел влиться в коллектив и наметить точки роста. Как Марс Гильметдинович стал энергетиком, что ждет сферу безопасности в будущем и как избежать несчастных случаев – он рассказал в интервью.

Марс Зайнетдинов родился 7 марта 1968 года, окончил Ивановский государственный энергетический институт по специальности «инженер-теплоэнергетик». До Юнипро работал в компании «Башкирэнерго» на Кармановской ГРЭС – сначала слесарем, затем мастером, после чего перешел в отдел охраны труда ведущим инженером и дослужился до начальника управления. В 2014 году начал работу в «Башнефти», где также занял позицию начальника отдела охраны труда и промышленной безопасности. В последующие годы трудился в «Фортуме» и «Роснефти» на аналогичных должностях. В Юнипро – с марта 2020 года.



– Марс Гильметдинович, у вас богатый опыт работы, причем вы трудились и в энергетике, и в нефтяных компаниях. Как вы оказались в Юнипро?
– После нескольких лет в нефтянке я решил вернуться в энергетику, поскольку понял: это мне больше по душе. И банально через поисковик нашел вакансию на HeadHunter, связался с работодателем – и вот я здесь.

– Насколько сложно было проходить этапы собеседования?
– Я бы не сказал, что у меня возникли какие-то трудности. Все-таки это для меня не первое собеседование, опыт уже есть. Пообщался с директором станции, с начальником управления безопасности производства, и в конечном итоге мы пришли к общему знаменателю. Причем не только по рабочим вопросам, что важнее, мы совпали по духу.

– Даже человеку с большим опытом непросто вливаться в новый коллектив.
– Считаю, все прошло гладко. Тут большую роль сыграла поддержка руководства. Меня всегда спрашивали, чем могут помочь, с готовностью отвечали на вопросы. Да и рядовой персонал всегда откликался на мои запросы. Да, в какой-то степени было нелегко, потому что на станции есть свои особенности, например, в плане отчетности и тому подобного. Но за три месяца я все изучил, наладил со всеми хороший рабочий контакт, и в итоге прошел испытательный срок.

– Что оказалось самым сложным в период адаптации?
– Продолжительное время – около полугода – на станции не было начальника отдела промышленной безопасности, а нас вскоре ожидала проверка Ростехнадзора. Поэтому мне пришлось в очень короткие сроки погружаться во все нюансы производственного контроля и оперативно формировать комплект необходимой документации для предоставления в надзорный орган.

– Как я понимаю, проверку Ростехнадзора вы прошли?
– Ее не было – помешала пандемия. Но по большому счету нам не важно, придет комиссия или нет. ГРЭС – стратегический объект, нас любят проверять и Ростехнадзор, и Роспотребнадзор, и многие другие, поэтому с нашей стороны все и всегда должно быть на высшем уровне.

– В общении с подчиненными вы действуете строго с позиции начальника или все-таки есть особенный подход?
– Не знаю, насколько он особенный, но я всегда стремлюсь приходить к консенсусу. Нет такого, что я приказываю, человек делает, а я потом проверяю. Стараюсь решать возникающие проблемы вместе с сотрудниками и вместе выходить из любых ситуаций.


«Умею признавать свои ошибки»

– Как вы вообще оказались в энергетике?
– Когда я учился в школе, к нам приходили работники Кармановской ГРЭС. Они рассказывали о станции, о своей профессии и многом другом. Спецов в то время не хватало, поэтому многие компании активно агитировали в молодежной среде. И я загорелся. Причем сначала меня привлекла именно рабочая сторона, а затем и материальная – Кармановская ГРЭС считалась передовым предприятием, можно даже было получить квартиру.

– Получили?
– Да, через два месяца после выхода на работу.

– Однако начинали вы как ремонтник, а затем перешли в охрану труда и промышленную безопасность. Почему сменили профиль?
– В конце 90-х началась перестройка в ремонте, а ведущим направлением становилась именно безопасность. И главный инженер станции предложил мне перейти в этот отдел. Сначала мне не очень хотелось, но в итоге втянулся. Да еще как! На всю жизнь.

– Какие черты вашего характера помогают эффективно работать и любить свое дело?
– О себе, конечно, сложно говорить, но назвал бы здоровую самооценку, активность и способность признавать ошибки.

– Под активностью вы подразумеваете работоспособность?
– Да, потому что когда я начинал работать, не было столько задач и столько бумажных дел, сегодня же нужно четко планировать свой день и уметь быстро переключаться с одного вопроса на другой.

– А как проявляется здоровая самооценка и умение признать ошибки?
– Тут все просто: если кто-то указывает на мой промах, то я не обижаюсь, а просто признаю ошибку, делаю себе пометку, что в этом вопросе нужно подтянуться. Бывает, идет какое-то обсуждение с коллегами, я отстаиваю одну точку зрения, они другую. Если я понимаю, что они правы, то просто корректирую какие-то вещи в своем направлении.


«Станции превращаются в цифровые»

– Что входит в ваши обязанности?
– Самое главное – не допустить аварий и несчастных случаев. Как это сделать? В первую очередь вести профилактическую работу, определять и устранять риски, после чего «обумажить» весь этот процесс.

– «Обумажить»?
– Да, то есть нужно все зафиксировать в инструкциях по охране труда, документации по эксплуатации и обслуживанию оборудования и так далее.

– Сегодня сфера безопасности сильно меняется. Какие вы видите тенденции?
– Конечно, основное – это автоматизация и цифровизация. Современные компании, и мы в том числе, активно внедряют специальные программы, например, автоматизированное рабочее место. Достоинство этого ПО в том, что вся документация хранится в одном месте, а система самостоятельно фиксирует, какие инструктажи прошел сотрудник, выданы ли ему средства индивидуальной защиты и тому подобное.
Сейчас станции постепенно превращаются в цифровые. Я недавно был на одной из наших подстанций, и там чуть ли не один человек на всю станцию может работать. А раньше требовалось более 20!

– Как именно это влияет на безопасность?
– Один человек может контролировать весь процесс с помощью одного экрана, и сидит он вдалеке от основного оборудования, в безопасности. Так мы минимизируем количество возможных рисков. У нас станция пока не так хорошо оснащена, поэтому нам еще предстоит пройти этот путь прогресса.

– Что нужно сделать прямо сейчас, а что – дело ближайшего будущего?
– Главное – не допустить несчастных случаев, а это значит – работать с персоналом, накапливать положительный опыт и распространять его на всю станцию. Кроме того, было бы неплохо обновить оборудование.

– Как сейчас обстоят дела с травмами на производстве?
– Я пришел в марте, а в феврале один из сотрудников поскользнулся на льду и сломал ногу. С тех пор – ни одного случая.

Блиц:


У вас есть полгода свободного времени. Как бы вы его провели?
В путешествии.

Что может сделать вас счастливым?
Возвращение в детство.

Кем вы мечтали стать в детстве?
Военным летчиком.

Есть ли у вас хобби?
Люблю рыбалку и автомобили.

Какая из последних прочитанных книг вас поразила?
«Атлант расправил плечи».



Было интересно? Поддержите автора!

Поделиться

Комментарии

Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь

Читайте также

«Вы хоть раз гуляли среди облаков?»

Электромонтер по ремонту аппаратуры, релейной защиты и автоматики электроцеха Березовской ГРЭС Александр Старжинский изучает не только электросхемы, провода и кабели. В свободное время он исследует самые живописные уголки Сибири, не расставаясь с фотоаппаратом.

                                                                        
1
0

Из лесу вышли и снова ушли

У смоленских энергетиков появились необычные соседи. Недалеко от Смоленской ГРЭС лиса вырыла нору и вывела лисят.

                                                                        
1
0

«Модернизация продлит жизнь станции минимум на 40 лет»

1 августа 2021 года стартовала модернизация энергоблока № 1 Сургутской ГРЭС-2. Что предшествовало этому событию, что и когда будет модернизировано, какой эффект даст модернизация — об этом нам рассказал Владимир Дронов, начальник управления производственными активами Юнипро.

                                                                        
1
0

Директор Сургутской ГРЭС-2 Николай Деркач: «Нового оборудования будет много. Работы тоже»

На крупнейшей тепловой электростанции России начинается модернизация.

                                                                        
1
0