Главная Новости Производство Новая стратегия Юнипро: взгляд финансиста

Новая стратегия Юнипро: взгляд финансиста

ПАО «Юнипро» приняло новую стратегию развития, которая должна сделать бизнес компании еще более эффективным. Изменится ли с принятием новой стратегии финансовая модель Юнипро? Какой будет инвестиционная и дивидендная политика компании? На что рассчитывать акционерам? Об этом и многом другом в интервью нашему журналу рассказывает Ульф Баккмайер, заместитель генерального директора по финансам и экономике ПАО «Юнипро».

О причинах


– Чем вызвано принятие новой стратегии?

– Мы начали обновлять стратегию летом прошлого года, а осенью она прошла все стадии согласования. Необходимость ее появления обусловлена двумя моментами. Во-первых, до сих пор мы видели перспективу развития компании лишь до 2024–2025 года. Но срок действия последнего договора о поставке мощности (ДПМ) истекает в конце 2024 года, поэтому пришло время задуматься о том, что будет дальше. Чего мы хотим? Поступления каких денежных потоков ожидаем?

Во-вторых, многие стейкхолдеры – акционеры, страховые компании, банки – хотят услышать нашу позицию относительно возобновляемых источников электроэнергии (ВИЭ).

Также одной из причин принятия новой стратегии стало то обстоятельство, что многие европейские компании, в том числе и наш основной акционер, весной прошлого года начали декларировать свои цели по сокращению выбросов углекислого газа СО2 и более экологичному производству. С новой стратегией мы закрываем и эти вопросы.

Отличия от прежней стратегии

– Что в новой стратегии изменилось по сути по сравнению с нынешней стратегией?

– Мы впервые стали смотреть на ожидаемые денежные потоки на 15 лет вперед. Это несложно, поскольку рынок электроэнергии в России достаточно зарегулирован. Поэтому с высокой степенью уверенностью можно планировать наши потоки и определить лимит по ковенантам, по долгу, по ожиданиям акционеров в отношении дивидендов. Мы можем понять, какие инвестиции и дивиденды при заданном уровне долга мы можем себе позволить. Это дает возможность формировать стратегию в части финансов.

Наш рынок предлагает хорошие инструменты в виде ДПМ, «ДПМ-штрих» в области модернизации, в области ВИЭ. Это хорошо вписывается в стратегию Юнипро с точки зрения потенциальных проектов. Однако нам нужно одновременно смотреть как на доходность, так и на риски. И ДПМ соединяет эти точки зрения, словно хороший мост.

Замечу, что часто бывает так, что компания, принимая новую стратегию развития, получает некий виртуальный документ, который задает лишь определенное направление движения, но порой лишенный конкретики. У нас же в этом смысле получился гармоничный документ: в нем есть и направление, и конкретика.

Возможности для реализации

– За счет чего планируется реализовывать новую стратегию? Каких ресурсов, вложений это потребует?

– У нас есть стабильный операционный денежный поток до конца 2024 года, пока действует последний на данный момент ДПМ. Сейчас мы в четвертый раз участвуем в аукционах по модернизации. В результате мы добавим новый проект с денежным потоком до 2040 года. Это один источник, необходимый для реализации стратегии.

Далее. Наша компания находится в хорошем положении, потому что у нас нет внешнего долга. Это второй источник, который позволяет пройти определенный период, когда у нас заканчивается текущий ДПМ, а новые проекты еще недостаточно материальны. Наше положение позволяет пережить этот период с хорошим компромиссом для всех: для компании – это возможность инвестирования, для акционеров – определенный уровень дивидендов, который мы можем предложить. Это текущий поток, вновь создаваемый поток и возможность брать на себя определенный долг.

О дивидендах

– Как изменится дивидендная политика компании?

– Мы официально и публично раскрываем наши данные по дивидендам на четыре года вперед. У нас есть ожидания по дивидендам до 2024 года: обозначены как планка в размере 20 миллиардов на каждый год, так и риски, которые могут привести к снижению дивидендов в отдельные периоды. В этом году дивиденды определяет вышедший из ремонта третий блок, который мы сейчас запускаем на Березовской ГРЭС. Теоретически может произойти их снижение с 2023–2024 года, если мы возьмем на себя большие обязательства по росту. Это будет постепенно уточняться. Дивиденды после 2024 года мы пока не раскрываем.

Планы и ожидания

– Какие результаты компания ожидает получить от реализации новой стратегии?

– Ответ вытекает из причин принятия стратегии. Мы хотим создать стабильные денежные потоки и за пределами нашего текущего горизонта – во второй половине 2020-х годов, и дальше. Поэтому участвуем в модернизации, поэтому эти направления отражены в нашей стратегии. Нам это очень нужно, поскольку любой менеджмент, любой сотрудник заинтересован в стабильности компании и денежных потоков. Это понятная и важная цель для компании.

Еще один важный аспект – ВИЭ. Весь мир уже давно говорит о необходимости реагировать на изменения климата. Мы чувствуем эти пожелания, потребности со стороны акционеров, банков, страховых компаний, инвесторов. Я рассчитываю, что наша стратегия позволит компании увеличить производство чистой электроэнергии. Кстати, эта тема начинает набирать обороты и в Российской Федерации. Уже несколько лет здесь действует механизм ДПМ для ВИЭ. Недавно и президент страны стал говорить о необходимости двигаться в этом направлении. И это понятно. Ведь есть большая вероятность, что в будущем российские потребители газа и нефти попытаются уйти от этих источников энергии, поэтому логично, что Россия уже сегодня начинает об этом задумываться. Эти тренды наша новая стратегия тоже учитывает.

Перспективы на рынке

– Как реализация новой стратегии может изменить положение компании на энергетическом рынке России?

– Здесь я выделил бы два аспекта. Первый: мы сохраним наш вес на рынке. Проекты по модернизации, которые мы запускали и запускаем, направлены не только на создание денежных потоков компании, но и на сохранение наших производственных мощностей в адекватном состоянии. Мы обязуемся, что будем поставлять эту мощность на рынок в течение 15–20 лет. Конечно, это укрепляет наши рыночные позиции.

Второй аспект: мы хотим, чтобы о нас говорили как о компании, которая заботится об окружающем мире. Думаю, любому сотруднику приятно работать в такой компании. Это не значит, что мы развернем курс на 180 градусов. В нашем секторе это сложно, практически невозможно. Но то, что мы сейчас задаем это направление, очень важно. Важно, чтобы компания и ее производство были востребованы через 5, 10, 15 лет.

Я считаю, что у нас есть все финансовые инструменты, силы и навыки для того, чтобы добавить к бизнесу нашей компании некий необходимый элемент, который обеспечит репутацию, доходность, денежный поток и за пределами 2025 года.


Было интересно? Поддержите автора!

Поделиться

Комментарии

Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь

Читайте также